Tektonika.ru
 
Актуально
Рецензии и интервью
Интервью
Ответный выстрел
Альманах
Шумовклуб
Смоленская музыка
Контакты
 
Интервью
В Интервью На Главную 

Интервью Эдмунда Шклярского ("Пикник") с Яном Андерсоном («Jethro Tull»)
(2005 год)

Ян Андерсон

В один из январских вечеров в моей квартире раздался междугородний звонок, и на том конце провода я услышал Голос. Голос без особых предисловий спросил, не хочу ли я стать действующим лицом в телефонном интервью с Яном Андерсоном из «Jethro Tull». Застигнутый врасплох, я, не раздумывая, ответил: «Да!» Потом было затишье, и Голос больше не звонил. Несколько дней я злился на Голос, а потом и вовсе забыл про него, вспомнив, что несколько лет назад меня уже разыграли подобным образом, предложив от имени известного промоутера (фамилию называть не буду) якобы совместный тур с «Jethro Tull». И теперь недавний вечерний звонок я воспринимал как еще одну неудачную шутку. Но, спустя примерно неделю, Голос позвонил снова и предупредил, что через два дня с одиннадцати до двенадцати часов утра мне будет звонить Ян Андерсон.

И тут я на себе ощутил избитую фразу «ноги его стали ватными». Если бы снималась новая версия фильма «Вспомнить все», то лучшего претендента на роль главного героя, чем я, трудно было бы себе представить. Я вспомнил все или почти все... Я снова был учеником седьмого класса, который ставит на проигрыватель рижской «системы» ВЭФ привезенную двоюродным братом из Польши «сорокoпятку» новой (!) - на то время – это действительно, было так - группы «Jethro Tull».

Знакомые, которым я говорил, что буду занят в намеченный для беседы день, обиженно отвечали, что я мог бы соврать как-то более убедительно. В общем, атмосфера в преддверии интервью передалась даже коту, который носился по квартире как сумасшедший. Когда же в назначенный час в квартире раздался телефонный звонок, мы уже были в полуобморочном состоянии. (Мы - это, естественно, я и моя дочь Алина, которая взяла на себя роль переводчика.)

Ян Андерсон, шотландский мульти-инструменталист известный как вокалист, флейтист и автор песен британской группы «Jethro Tull».

Итак, действующие лица этой невымышленной истории:

Ян Андерсон - Ян Андерсон («Jethro Tull»)

Голос - Марат («Пикник»)

Эдмунд Шклярский - Эдмунд Шклярский («Пикник»)

Ян Андерсон: «Привет. Это Ян Андерсон из «Jethro Tull».

Эдмунд Шклярский: «Добрый день, Ян. Я - музыкант группы «Пикник», но сегодня буду выступать в необычной для меня роли».

Ян Андерсон: «Отлично, рад тебя слышать».

Эдмунд Шклярский: «Я давний поклонник «Jethro Tull», а впервые услышал музыку группы примерно в 1969 году. Это были композиции «Sweet Dreams», «Fat Man» и «Bouree». И что меня тогда наиболее зацепило, так это своеобразный вокал и фантастический звук флейты. Кто- то сказал, что игре на ситаре надо учиться лет 25, а то и всю жизнь. Сколько прошло лет, прежде чем ты смог сказать себе: «Я научился играть на флейте»?

Ян Андерсон: «Я стал играть на флейте в 20 лет. А на электрогитаре играл, будучи еще тинэйджером. Потом я услышал, как играет Эрик Клептон, и понял, что мне никогда не быть Эриком Клептоном. И я решил выбрать себе инструмент, на котором Эрик Клептон не играет. Еще один плюс флейты заключается в том, что не только Эрик Клептон, но даже Джимми Пейдж, Джефф Бек не умеют на ней играть, а также не умел и Джимми Хендрикс! В общем, все великие гитаристы не умеют играть на флейте, и я решил стать флейтистом, чтобы у меня не было конкурентов. Для меня флейта - альтернатива гитаре. А учился я на ней играть где-то месяца три, точнее - с ноября 1967-го по февраль 1968-го, и с тех пор началась карьера «Jethro Tull».

Эдмунд Шклярский: «Сальвадор Дали после того, как появились хиппи, сказал, что они не придумали ничего нового, что еще будучи молодым, он вплетал цветы в усы и волосы. Нет ли чего-нибудь такого, о чем ты мог бы сказать: «Это уже было давно придумано мной» или «Эта мелодия похожа на мою»? - У многих великих музыкантов и композиторов имеется, как правило, пара неплохих идей. А, например, у Баха или у Моцарта таких идей три-четыре. Если у тебя самого есть хотя бы три неплохие идеи, то ты их можешь использовать хоть 300 раз».

Ян Андерсон: «Мои идеи родом из того времени, когда мне было 20 лет. Моя ценная идея состоит в том, что я искал нечто особенное в музыке разных культур. Я смешиваю музыку Северо-Запада Европы с негритянскими блюзами, индийские мелодии - с кельтской и церковной музыкой, которой я некогда обучался. Оставаясь шотландцем, я смешиваю все эти элементы, оттачивая свой стиль. Вот собственно этим я и занимаюсь».

Эдмунд Шклярский: «Зачастую близкие воспринимают гитарное музицирование подростков как несерьезное увлечение, надеясь, что оно скоро пройдет. Как было в твоем случае? Как относились к музицированию твои родные?»

Ян Андерсон: «Мои родители наверняка предпочли бы, чтобы б я стал или доктором, или юристом, или учителем. Но когда они увидели, что я стал делать успехи, они начали меня поддерживать. Я, честно говоря, считаю, что родителям не следует особо вдохновлять тех детей, которые решили связать свою жизнь с поп- или рок-музыкой. На ум мне приходят примеры, когда родители переборщили с поддержкой своих детей. Это, допустим, Ванесса Мэй. В итоге Ванесса больше не разговаривает со своей матерью. Мы называем таких родителей «теннисные мамочки», так как часто такую ситуацию с чрезмерной поддержкой со стороны родителей можно увидеть в мире тенниса, когда родители стараются сделать из своего ребенка звезду, а в результате - рвутся родственные связи между детьми и родителями».

Эдмунд Шклярский: «А как тебе кажется, были ли когда-нибудь правы критики в оценке рок-музыки, в частности применительно к «Jethro Tull», или зачастую их заслуга состоит в том, что они расставляют неправильные ориентиры?»

Ян Андерсон: «Уже много лет читать плохие статьи о себе мне интереснее, нежели хорошие. Мне не нужно, чтобы кто-то говорил мне, какой я умный. Я читаю негативные рецензии, чтобы узнать, что людям не нравится в «Jethro Tull». Иногда я нахожу в этих статьях очень полезную информацию. Но мне кажется, существует некий баланс хвалебных и негативных статей о «Jethro Tull». Жаль, что я не знаю русского, а то почитал бы про себя и плохое, и хорошее».

Эдмунд Шклярский: «Иногда случается так, что группа прекращает свое существование, каждый из музыкантов занимается чем-то своим, и спустя, допустим, 10 лет команда заявляет о воссоединении. Возможно ли это в случае с «Jethro Tull», по вашему мнению, или необходим непрерывный процесс, а такое «новое старое» образование скорее формально?»

н Андерсон: «Jethro Tull» никогда не распадался, поэтому мне трудно судить, хорошо это или плохо. Но вот, например, в мае в Лондоне давала четыре концерта супергруппа 60-х «Сream». Наверное, им было очень интересно после стольких лет вновь объединиться и сыграть вместе. Чаще всего такое воссоединение не лишено меркантильной подоплеки, но только, конечно, не для Эрика Клептона».

Эдмунд Шклярский: «Интересно, каково ваше отношение к опросам и хит-парадам? Отражают ли они реальное состояние пристрастий меломанов или это узкий информационный срез?»

Ян Андерсон: «Я никогда не слежу за ними и в этом деле не считаю себя экспертом. Ведь не всегда понятно, что все эти чарты отражают. В общем, особого доверия у меня к ним нет...»

Эдмунд Шклярский: «Я слышал, что ты сам занимаешься планированием гастролей. Это вынужденная мера, следствие разочарования в менеджерах или приятная необходимость?»

Ян Андерсон: «Когда мы начинали, у нас было два менеджера. Но с появлением звукозаписывающих компаний они стали все больше и больше вовлечены в индустрию, и волей- неволей на меня ложились некоторые административные функции. Собственно, с тех пор нам менеджер не особо был нужен».

Эдмунд Шклярский: «Когда-то я слышал по радио, что на открытой площадке «Jethro Tull» собрали аудиторию 300 тысяч зрителей. Не ослышался ли я тогда?»

Ян Андерсон: «Если имеется в виду выступление на фестивале в 1970 году, то тот концерт был ужасно организован. Зрители, пытаясь проникнуть бесплатно, снесли забор и оттеснили охрану. Организаторы потеряли все свои деньги. Многим артистам не заплатили... Но все равно, было очень интересно выступать на этом концерте, поскольку он совпал по времени с таким социальным феноменом, как эпоха хиппи».

Эдмунд Шклярский: «Какой альбом «Jethro Tull» был самым значимым?»

Ян Андерсон: «Я думаю, наиболее важный альбом - второй, «Stand Up», появившийся в 1969 году. Благодаря первым альбомам «Jethro Tull» приобрели множество поклонников. Эти диски важны и для меня лично, в них много отличных композиций. Я до сих пор исполняю на концертах песни с этих альбомов».

Эдмунд Шклярский: «Мне кажется, когда песня увидела свет, она принадлежит уже не только автору, но и слушателям. Можно ли тебя уговорить сыграть то, что тебе не по душе, если этого требуют зрители?»

Ян Андерсон: «Нет, это невозможно! Если мне песня не нравится, не пойму, зачем мне ее исполнять. Ну, может, две песни я и спою. Например, очень популярная в Америке песня «Bungle in the jungle» мне самому не нравится. Для меня песни, которые я не люблю играть, если можно так выразиться, не работают. Исполняя их, я не чувствую себя комфортно. У меня есть около 300 песен, из которых я могу выбрать те, которые мне хочется играть, и, наверное, 30 таких, которые я действительно не хочу исполнять. Одним словом, уж если публика попросит, то сыграю, но не больше двух».

Эдмунд Шклярский: «Я знаю, что билеты на «Jethro Tull» в Москве и С.-Петербурге расходятся, как горячие пирожки, и уверен, что будущие концерты будут такими же незабываемыми, как тот, на котором мне довелось побывать. Если бы представилась возможность дать идеальный концерт, каким бы он был?»

Ян Андерсон: «Концерта моей мечты никогда не будет! Это невозможно. Для этого мне надо не сыграть ни одной неверной ноты! Я должен красиво петь и отлично играть. Но я всегда ошибаюсь на концертах. Так что это лишь мечты...»

Эдмунд Шклярский: «Хочется от души поблагодарить тебя за чудесное интервью и сказать, что «Jethro Tull» ждут не только в Москве и С.-Петербурге, но и во многих других городах нашей страны, вплоть до Камчатки! Удачных концертов! До свиданья! Спасибо, было приятно побеседовать. Увидимся через пару недель. До свиданья!»