Интервью
В Интервью На Главную 

Игги Поп о старении и том, почему Кит Ричардс является его героем.
(январь, 2017 год)

Игги Поп готов взять тайм-аут. Большую часть 2016 года пионер панка провел в туре, рекламируя пластинку «Post Pop Depression» — сольный альбом, который он записал с лидером Queens Of The Stone AgeДжошем Хоммом. Также он находил время, чтобы продвигать документальный фильм Джима Джармуша оThe Stooges «Gimme Danger», записываться с Дэнжером Маусом и позировать нью-йоркским художникам-студентам, В этом году Поп тоже планирует концерты, только теперь их будет гораздо меньше. Например, в Мексике он выступит на разогреве уMetallica. Игги поговорил сRS по телефону, чтобы разделить с нами мудрые наблюдения, накопленные за годы, и рассказать о том, что ему еще необходимо сделать до самого конца своей жизни.

Игги Поп
Какое самое главное правило в жизни?
Не терять себя. Если ты примешь определенное количество наркоты, ты можешь распрощаться со своим телом и мозгом. Да и всю жизнь можешь потерять. Но при этом если ты будешь действовать по указке других людей, ты можешь закончить полным ничтожеством и распрощаться с мыслями о том, чтобы стать оригиналом. В какой-то момент жизни тебе нужно будет найти правильный баланс. «Кто я: новое воплощение последнего короля Египта Фарука или больше похож на сталевара, которому фартит?».
Кто твои герои?
Кит Ричардс и Бо Диддли. Принципиальный момент — то, как они играли. Оба действовали просто и понятно и оба не сгущали краски. Я тоже жил примерно так.
Вы с Китом вообще, кажется, были неуязвимы?
Он гораздо более неуязвимый, чем я. Я больше не могу с ним соревноваться. Теперь я даже сигарет не курю.
Какой твой самый любимый город в мире?
Майами — город, в котором я живу. Он рядом с океаном, и здесь обитают реально очень милые люди. Здесь ничто на тебя не давит.
Ты долго жил в Нью-Йорке. Скучаешь по нему?
Нет, но я там здорово провел два десятка лет. В Майами я нашел себе подходящее место у океана, здесь все круто и красиво — и обходится дешевле, чем хата в Нью-Йорке, где из спальни у меня открывался вид на стекляшки Авеню Б. Разумеется, теперь эта квартирка тянет на миллионы. Ты как-нибудь проверь на досуге.
Расскажи, как ты в форме себя поддерживаешь.
Ключ ко всему — это гимнастика цигун, там есть серия упражнений, которые являются базовыми для тай-чи. Меня этому научил корейский мастер До Ан, у него было отличное местечко в Сохо. Тебе не нужно одеваться в дурацкий спортивный костюм. Не надо ходить в зал. Не надо отращивать мускулатуру. Просто эти упражнения дают тебе отличную порцию энергии, гибкость и хорошую внутреннюю циркуляцию.
Какой совет ты мог бы дать самому себе в молодости?
Не вырастай. Реально, не надо взрослеть. В определенные моменты жизни я говорил себе: «Знаешь, нужно стать взрослым, наконец. Этого добиться, вот того». А стремишься ты, как правило, к какой-то полной ерунде. Ну, по большей части.
Ты совершал в жизни какие-то дикие покупки?
В 90-х я купил маленькую спортивную тачку для бедной и красивой эмигрантки, которую едва знал. Все потому что она все время ныла о том, что у нее нет тачки, чтобы ездить на работу. Эти отношения ни к чему не привели.
До того как The Stooges воссоединились и стали выступать на фестивалях в роли хедлайнеров, у тебя ведь особо денег не было. Каково было разбогатеть уже на склоне лет?
Плюс-минус кредитоспособным я стал в конце 80-х. У меня тогда появилась моя первая хата в Ист-Виллидж. Но в 90-х бабок особенно не было. Я отлично помню, как мерз зимой 1990-го, потому что холодина жуткая стояла. Но все изменилось в 21 веке. Приятный поворот истории.
Какая у тебя любимая детская книга и что это говорит о тебе.
«Джек и бобовый стебель». Говорит это о том, что я, как и главный герой книги Джек, старался добиваться своего. В книге есть все элементы пути к успеху: насилие, драма, амбиции.
Ты же раньше много наркотиков употреблял. Скучаешь по чему-то из того набора?
О Боже. Нет, конечно. Нет, нет, нет. У меня так все со здоровьем круто складывается в конце жизни, что даже от мысли о травке меня воротить начинает. Раньше в 70-х я жрал кислоту. На фестивале под названием «Goose Lake» в Мичигане я понюхал какую-то хрень, которую выдавали за кокс, и это оказался кетамин. Примерно 12 часов я вообще не помнил, кто я и где я. Я курил крэк до того, как это назвали крэком, прикинь. Сейчас про это даже вспомнить страшно.
Думаешь, наркотики нужно легализовать?
Я недостаточно в материале, чтобы ответить на этот вопрос. Но вот то, что меня реально интересует, — это то, что в случае разрешения станет с дилерами. Один шотландский комик тут шутил про Брексит и говорит: «Спросить знаменитого человека про Брексит — это все равно, что Игги Попу задать вопрос про ускоритель частиц». Так что надо у кого-то другого, наверное, спросить. Я — не тот чувак.
Тебе исполняется 70 в апреле. Что думаешь на этот счет?
Я в восторге. Надеюсь, что дотяну.
Как будешь праздновать?
Думаю, мы с женой пойдем куда-нибудь поужинать. В какое-нибудь место, где полумрак и можно посидеть просто рядом. И если мне совсем в этот день повезет, я пойду потом на пляж. Вот какие у меня сейчас дикие вечеринки.
Что ты надеешься еще осуществить в семьдесят?
Ну альбом вскорости ожидать точно не стоит. Но я думаю, что можно что-нибудь спеть, сочинить. Это мне вполне по силам. Мне просто хотелось бы дальше работать и быть свидетелем всяких событий, которые творятся на нашей прекрасной планете. Мне нравится сидеть на воздухе. И хотелось бы, чтобы обо мне заботились.
Ты боишься стать совсем уже старым и умереть?
Это самый жуткий вопрос! Но да, я действительно боюсь стать совсем старым. Плохо зависеть от других людей. А самое худшее — потерять возможность наслаждаться жизнью. Я готов ко всякому дерьму в свои года, но ложку меда тоже было бы неплохо. 
Сколько еще можно скакать с голым торсом?

Этому все возрасты покорны. И я, конечно, еще могу дать поцеловать свой классный голый зад!

http://www.rollingstone.ru/music/interview/23754.html