Tektonika.ru
 
Актуально
Рецензии и интервью
Интервью
Ответный выстрел
Альманах
Шумовклуб
Смоленская музыка
Контакты
 
Интервью
В Интервью На Главную 

В одиннадцатый раз, в том же месте, в тот же час… (интервью с Эдмундом Шклярским)
(декабрь, 2014 год)

Эдмунд Шклярский

Когда лидер питерского «Пикника» Эдмунд Шклярский приехал на концертную площадку в Смоленск, до начала представления оставался ровно час. Полчаса из них он выделил для нашего очередного, одиннадцатого(!) по счёту, разговора:

 - Эдмунд, Ваш последний альбом «Чужестранец» как очередная глава толстой книги под названием «Пикник» и его трудно выделить из дискографии. Он достаточно ровный и, в то же время, разнообразный. Такое же настроение, звучание… Мне запомнилась песня «Танго «Чёрная каракатица»…

За веселье никто не расплатится,
Но не мучайся, плюнь – разотри,
Танго «Черная каракатица»
Выжжет все, что у нас внутри…

- Игра слов здесь столь замечательна, что просится в название какой-то рок-группы. На месте твоего сына Стаса я бы переименовал его группу «Инкогнито» в «Чёрную каракатицу».
- Само название песни «Танго «Черная каракатица» - это же из мультфильма «Приключения капитана Врунгеля». Там она подается как некая ироничная история. Можно сказать, что эта фраза явилась неким толчком к написанию песни.

- На концерте, который я посмотрел в интернете, в этой песне появился знаменитый рифф Харрисона из песни «Битлз» «Day Tripper»…
- Ты же знаешь, мы иногда в попурри из своих песен вставляем кусочки из знаменитых вещей. Когда-то вставили мелодию из «Акваланга» «Джетро Талл», потом кое-что из Хендрикса, теперь вот из Битлов.

- Интересно, многие заметили, что Вы позаимствовали кусочек из «Битлз»?
- Да нет, немногие (улыбается). Как ни странно, «Акваланг» был более узнаваемым. Хотя «Битлз» у нас в стране намного известнее, чем «Джетро Талл».

- То есть твоя фраза «огонь в нас зажгли Битлз» до сих пор актуальна?
- Конечно. Ты посмотри хотя бы на мою футболку (на лидере «Пикника» футболка с надписями «AbbeyRoad» и «TheBeatles» - С.Г.). В свое время у меня было много примеров для подражания среди гитаристов – Клэптон, Хендрикс, Махавишну… Но Харрисон стоит особняком. Кроме особенной манеры игры у него были своеобразные гармонические переходы и, главное, неподражаемое звукоизвлечение, свой музыкальный язык.

- На концерте этого тура очень хорошо звучит песня «Инкогнито», которую Вы поете вместе с твоим сыном Стасом. Трогательно, с оригинальным видеорядом…
- Эта песня перекочевала из нашей прошлой программы, она из альбома «Певец декаданса». Мы там так же пополам делили куплеты и вместе пели припев. Но тогда не было видеоряда. Сейчас, стараниями Марата, он появился. Зрители хорошо воспринимают эту песню, поэтому мы ее и оставили в этом туре.

- Ещё в вашем новом альбоме очень сильна песня «Письмо неотправленное»…
- Мы ее в этот тур не включили, потому что она не совсем концертная. Если и будем ее исполнять, то только в таком камерном зале, как ЦДХ в Москве, где мы, скорее всего, будем исполнять все песни альбома «Чужестранец».

- В ней необычная подача, такой открытый драматизм, нехарактерный для тебя…
- Ты, наверное, читал роман Н. Островского «Как закалялась сталь»? Там речь идет о строителях узкоколейки. Я не являюсь поклонником этой книги, но, тем не менее, романтический настрой первопроходцев, мне кажется, был. Люди преодолевали серьезные трудности, рисковали собой ради какого-то светлого будущего, ради тех, кого они никогда не увидят. И этому светлому будущему, собственно, и адресовано письмо, о котором идет речь в этой песне.

- Я раньше скептически относился к такому суровому графику концертов «Пикника». Но теперь тебе завидую. Это же счастье каждый день, откинув все бытовые и другие проблемы, оказаться на два часа в обществе людей, близких тебе по мироощущению, твоих друзей… Ведь на концерты группы приходят в основном твои друзья и почитатели… Мне кажется, ты получаешь огромный заряд положительной энергии. И с каждым годом это приобретает всё большую ценность. Так или я ошибаюсь?
- Да нет. Ты не ошибаешься. Ведь к этому мы всегда стремились и грех от этого отказываться (улыбается).

- А есть ли какой-то элемент страха при очередном выходе на сцену? Один известный музыкант мне рассказывал, что до сих пор боится, что откажет усилитель. Так сказать, «наследие прошлых лет»…
- Знаешь, в нас присутствует волнение, когда мы обкатываем новую программу. Многое делается в последний момент, что-то должно заработать технически… Когда же проходит определенное количество концертов, и все работает, то волнений становится гораздо меньше. Знаешь, что самое неприятное? Когда происходи то, что от тебя не зависит. Например, как-то в Вологде неожиданно отключилось электричество. Полная темнота. Потом свет появился, затем опять отключился. И так несколько раз. Спокойно это воспринимать не получается. Ни у зрителей, ни у нас.

- Знаю, что тебе небезразлично качество звука и света на концерте. Как ты подбираешь звукорежиссёров и светотехников? Кого из них можешь выделить?
- У нас было не так много художников по свету. А точнее всего два. Один из них, Сергей Зорин, ездил с нами еще во времена Ленконцерта. До кооперативных историй. Когда же пошли «вольные хлеба» «световики» стали как-то отделяться от групп, пошли «водоразделы», конфликты. Была такая известная группа «Август», которая на концертах применяла множество светоэффектов и зависела от них. Так вот, она прекратила свое существование, благодаря этим, скажем так, «разборкам». В те «чудесные» 90-е годы мы не могли позволить себе иметь в группе лишнюю единицу. То есть ездили на готовый свет – что светит, то и светит. И только где-то с 2000 года мы начали возить с собой свою световую аппаратуру. Сегодня наш художник по свету Сергей Пряхин. Он из Курска. Мы его там обнаружили, нашли общий язык. Звукорежиссер Виктор Домбровский работает с нами тоже с начала 2000-х годов. Любопытно, что на первом же концерте ему достался очень неудачный «бетонный» зал – все «гуляло и ухало». И на него тогда свалилось много «шишек». В звуке много зависит не только от звукорежиссера, но и от качества аппаратуры, которую предоставляет прокатная организация. Вообще, техническую составляющую концерта найти сложно. Те же декорации сделать очень непросто.

- За эти 30 лет у тебя наверняка появился некий круг наиболее преданных почитателей. Тех, кто пристально следит за карьерой группы, как-то помогает ей, чем может?
- Не понял, как нам можно помочь? Вот помешать можно. Причем, элементарно. В Самаре, например, какой-то ярый (или не ярый) почитатель, который называл себя депутатом… Вернее, так его называли те, кто его оттаскивал от аппаратуры. Этот здоровый детина вцепился в провода и никак не хотел их отпускать. Если бы его не увели охранники, то он, наверняка, сорвал бы концерт. Но есть и такие поклонники, что нас иногда подкармливают, приносят, кто что может. Пироги, например. Нам приятно. Конечно, есть города, где, мы знаем, нас будут ждать определенные люди…

- На ваших концертах можно приобрести уникальную, хорошо изданную книгу «30 световых лет». Мне она понравилась не только тем, что Марат Корчёмный включил в неё десяток наших с тобой бесед, но и тем, что там есть редкие и любопытные фото. Например, твоей супруги. По-моему, впервые.
- Ну, это не первое ее фото. Были и до этого в разных книгах. Ты, Сергей, плохо за нами наблюдаешь (улыбается).

-Расскажи, пожалуйста, как Вы познакомились? Это было связано с музыкой?
- Мы познакомились на Новый год, можно сказать, под елочкой. Были в одной немузыкальной компании. И было это 31 год назад.

 - Как звать супругу?
- Ее звать Лена.

-Елена как-то участвует в оценке твоих песен? Ее интересует то, что ты делаешь или она в стороне от творческого процесса – мол, сочиняй, что хочешь?
- Во-первых, она одно время даже ездила с нами на гастроли. Тогда это было непросто, и она была оформлена артисткой Ленконцерта. Естественно, первый слушатель она и есть. Ну, еще кот (улыбается). Поскольку кота я спросить ни о чем не могу, то, конечно, мне интересно мнение жены – что хорошо, что плохо. Мы даже иногда немножко спорим.

- Перед концертом я попросил Стаса назвать любимую песню из альбома «Чужестранец». Он отметил «Потерянный». Какие у Елены любимые твои песни?
- Если говорить о старых песнях, то это, конечно, «Великан», «Иероглиф»… Из последнего альбома? Понимаешь, она сказала, что не плакала над песнями из последнего альбома, в отличие от предыдущего. Мне же, объективно, «Чужестранец» нравится больше, чем предыдущий альбом. Поэтому я здесь с ней не согласен (улыбается).

- Читал, что в «Роллинг Стоунз» Джаггер с Ричардсом так надоели друг другу за свою уникальную долгую карьеру, что часто во время туров не общаются и готовятся к концертам в разных гримёрках. У вас с ударником группы Леонидом Кирносом за столько лет нет перенасыщения друг от друга? Какие качества Леонида ты бы отметил прежде всего?
- Сергей, ты ведь знаешь, что у нас взаимоотношения, по сути, семейные. Все выдерживают определенный тест. Он заключается в следующем – можно ехать в одном купе с человеком, не разговаривая с ним, и не чувствовать никакого дискомфорта, без присутствия какого-то тягостного молчания. Этот тест успешно прошел и Леонид. У него есть особенность – он живет своей индивидуальной жизнью. Например, он раньше нас выезжает на репетиции.

- Да, я это заметил.
- Он хочет раньше настроить барабаны, чтобы к моменту нашего приезда все уже было готово. Поэтому когда, например, мы идем на завтрак или обед, его с нами уже нет – он уехал. Леонид не нарушает общую гармонию в группе, и это очень важное его достоинство.

- Знаю, что ты много раз был с концертами по городам Украины. Что ты думаешь о том, что там сейчас происходит?
- В этом году весной у нас в графике концертов была Украина. Теперь ее нет. Сейчас у нас в планах Севастополь и Симферополь. Как я могу ко всему этому относиться? Как любой нормальный человек. Возможно, это помутнение коллективного разума. Я где-то читал в книжке по психологии, что бывают случаи, когда в группе идущих вместе людей вдруг появляются персонажи с истерическими всплесками, истерическими движениями. Постепенно вся эта группа впадает в транс, люди начинают наносить сами себе раны, увечья. То есть в любой какой-то замкнутой системе могут происходить сбои. Мне кажется, что в данном случае мы наблюдаем что-то подобное.

- Хорошо, но если поклонники позовут тебя в Киев и будут гарантировать личную безопасность, вы поедете?
- Понимаешь, я не уверен, что мы сможем добраться до поклонников. Вот в чем дело.

- И последний вопрос. Есть хорошая поговорка: «Хочешь рассмешить Господа - расскажи ему о своих планах». И всё же, Эдмунд, какие задумки есть у группы на 2015 год?
- Пока есть нехитрые планы на 31 число 2014 года и первый день 2015 года. А именно: на 31-е число у нас намечен коллективный поход в театр (несколько лет мы уже практикуем такие походы). На этот раз нас ждет «Щелкунчик». А первого января хотелось бы, «чтобы не было мучительно больно»... Видишь, и тут не обошлось без Островского и его узкоколеек...

…Тут нашу беседу пришлось прервать, так как многолетний директор группы пунктуальный Владимир Сафронов намекнул на необходимость отстройки инструментов.
Дальше был, как обычно, красочный театрализованный «пикниковский» концерт. В очередной раз я с любопытством наблюдал, как живо реагируют на него зрители в зале, как радостно светятся их лица. В одном из зрителей узнал старого поклонника группы. Он подпевал слова «Египтянина» вместе со своей семнадцатилетней дочерью…

Сергей Горцев

Смоленск

Фото Юлии Дмитриевой